Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

История Хунзахских ханов

История Хунзахских ханов
20.08.2015

История Хунзахских ханов

Дугринуцал, по рассказам, был самым справедливым и религиозным среди хунзахских ханов. При всей, однако, приписываемой ему справедливости и религиозности, этот Дугринуцал на протяжении шестнадцати лет воевал из-за податей (магало) со своими подданными (раиййа) — общиной селения Орота, входящего ныне в Цатанихский участок Аварского округа. Оротинцы же твердо отказывались тогда от внесения подати, заявляя: «Пока живы, вносить ее не будем».

Засев в труднодоступном ущелье Ахудуниб, там, где находилось селение Чинква, оротинцы в течение шестнадцати лет, сражаясь, давали отпор Дугринуцалу. И поныне на оротинской земле, кроме руин селения Чинква, сохраняются еще и развалины шестидесяти башен. Сорок из них при этом были воздвигнуты Дугринуцалом, воевавшим с оротинцами с целью не допускать последних к выполнению полевых работ. Остальные же двадцать башен построены уже самими оротинцами для отпора Дугринуцалу.

Во время войны оротинцев с Дугринуцалом в селении Чинква в ночное время был убит продвигавшийся в верхнем направлении Иса Хунзахский — известный храбрец, военачальник Дугринуцала, человек, которого тот ставил во главе войска, куда бы ни посылал последнее. Тогда же, кстати, было разбито и само нуцальское войско.

Мать Исы, получив весть об убийстве сына, прибыла из Хунзаха в местность Харитль {Харик}, расположенную над селением

Орота. Оротинцы же, взяв тело Исы, доставили его тогда с большим почтением в Харитль, не сняв с него при этом ни оружия (ччукел), ни одеяний. Мать Исы, при виде трупа своего сына, сочинила плач, который сохранился;

Азарго чи гIеги ГIорутIа росулъ,

Дир ГIисал каранда цо ругъун лъурал!

Чиго хутIугеги хундерил ТIатIа!

TIypypae нуцалил гIиссин нуцаби

ГIиса ЧIинкIвав гIадин харид рухIаги!

РухIалил магIил берзул нур чвахун

Чехьалъул улбулги дун гIадин таги!

ТуманкIул цмад байги Дугърил гьундузде

Гьарай байилан чукъби тун ритIун

Чанги дун гIадалъе магIирукъ банин.

Перевод:

Да вырастет тысяча человек в селении Орота,

Тех самых оротинцев, что ранили в грудь моего Ису!

Но, пусть да не останется никого в живых на хунзахском Талта,

[где стоит ханский дворец]!

Юные княжичи — дети князя Турурава.

Да будут сожжены порохом, подобно тому, как сжег этот порох Ису в Чинква!

Со сверкающим, как луч света потоком горячих слез на глазах,

Да пребудут и их матери, подобно мне!

Да прольется дождь ружейных пуль на дворец князя Дугри,

Который, отправив туда дружинников со словами:

«В случае чего, зовите на помощь»,— В домах стольких матерей траурный плач содеяла.

В имеющемся у нас списке «Истории аварских ханов» приводимый здесь текст плача отсутствует. Последний, однако, удалось обнаружить на отдельном листе в архиве Мансура Гайдарбекова; аджам, рука Мансура Гайдарбекова.

Письмоводителем {мирза) и одновременно кадием [Дугринуцала, сына] Уммануцала, был Шабан — сын Исмпила из селения Обода, входящего в Аварский округ.

В то, что селение Орота, не имеющее и ста семидесяти домов, шестнадцать лет противостояло хунзахскому войску, воевало с Дугринуцалом, трудно поверить даже дураку. Несомненная истина, однако, что оротинцы и игалинцы, объединившись с унцукульцами, опираясь на помощь других койсубулинцев, оказали противодействие Дугрихану и, в конце концов, сбросили с плеч оротинцев и игалинцев гнетущие ханские подати.

Гидатлинцы, узнав о побоище, которое произошло тогда между оротинцами и унцукульцами, с одной стороны, и хунзахцами, с другой, поступили согласно своей поговорке: «Враг моего врага — это даже не друг, а брат!». Они написали [поздравительное] письмо и отправили его в Унцукуль с одним человеком.

 [Хунзахцы] рассказывают, что жители трех названных выше селений—оротинцы, игалинцы и унцукульцы, которые взялись тогда [за попавших в окружение хунзахцев], в течение трех дней не смогли нанести им ощутимого вреда. Последние же, мол, дали твердую клятву: «Пусть мы — сто человек, просидим в осаде хоть сто лет, но поодиночке сдаваться не будем». Тут, однако, с миротворческой миссией в дело вмешались ученые мудрецы, почетные старики и суфии. Они порешили: передать унцукульцам в качестве залога, подать, которая была ранее наложена на оротинцев и игалинцев в пользу хунзахских ханов. В качестве опять же залога было отдано еще и тридцать шесть крымских ружей.

Сына Дугринуцала по имени Умманунал вроде бы именовали еще и Старшим Буличем. У этого Уммануцала было три сына:

Мухаммаднуцал, Мухаммадмирза и Уммахан, который умер в 1125/1713 году по хиджре, не достигнув совершеннолетия.

Мухаммадмирза был женат на Патимат, родственнице Хасаймусы Аксайского. От нее у Мухаммадмирзы было двое детей — дочь Китлиляй и сын Булач, которого называли Младшим Булачом. Других детей у Мухаммадмирзы, кажется, не было.

Этот Мухаммадмирза, взяв своего сына Булача, повел хунзахское войско в Ширван, на помощь Хусайнхану Шекинскому и Агасихану Ширванскому—сражаться с Фатаалиханом Дербентским. В сражении, произошедшем на территории Ширвана, с обеих сторон было убито много людей, пролито много крови. Тогда же были убиты и оба хунзахских хана—Мухаммадмирза и его сын Булач Младший.

Во время того похода значительный ущерб претерпели и другие люди из состава хунзахского войска. Причиной этому было то, что войска Хусайнхана и Агасихана, потерпев поражение, бежали прочь, и тогда противостоявшая им ранее часть войска Фатаалихана, повернув в сторону хунзахцев, напала на них. Последние, впрочем, и тогда защищались очень дружно.

У Мухаммаднуцала было две жены.

Одной из них была дочь Ханмухаммада из рода кайтагских уцмиев. Звали ее Баху. Она родила Мухаммаднуцалу четверых детей—одного сына и трех дочерей.

Одну их дочь звали Хыстаман. Она впоследствии была выдана замуж за Алисултанхана Дженгутаевского, сына Хасанхана. Хыстаман родила Алисултанхану двух сыновей: Хасанхана и Султанахмадхана.

Вторую дочь Мухаммаднуцала звали Аймесей. Она была выдана за Шахмардана Казикумухского — сына Мухаммадхана. Ему Аймесей родила сына Арсланхана.

Третью дочь звали Бахтика. Она была выдана за Карабахского хана, известного в Дагестане как Шушухан; действительным именем последнего было Ибрахимхан, а выдал за него Бахтику ее собственный брат Уммахан после смерти их отца Мухаммаднуцала.

Бахтика была не согласна на этот брак. За то, что ее выдали за Ибрахимхана, Бахтика впоследствии обвиняла и Уммахана, и его визиря Алискандара Гоцатлинского. Осуждению были подвергнуты также Ибрахимхан и его местопребывание—Шуша. Существует, кстати, и песня, сочиненная Бахтикой такого примерно содержания: «Если бы не были мертвы мой отец Мухаммаднуцал, его брат Мухаммадмирза и Булач—сын Мухаммадмирзы, то старший брат Уммахан меня бы за Ибрахимхана не выдал»,— которая начинается так:

«Я косы чесала гребнем золотым,

И вдруг сообщили, что новость пришла из Шуши».

Сына, рожденного Мухаммаднуцалу вышеназванной Хыстаман, звали Уммахан.

Вторую жену Мухаммаднуцала звали Марьям. Это была грузинка, принявшая ислам. Она родила Мухаммаднуцалу сына по имени Гебек.

Ханская власть (ханлъи) находилась в общем, распоряжении Мухаммаднуцада и Мухаммадмирзы—детей Уммануцала. Оба они, будучи родными братьями, пребывали в мире и согласии, делились друг с другом думами и действовали, словно бы один человек. Внешне, однако, ханская власть принадлежала лишь Мухаммаднуцалу.

Во время правления Мухаммаднуцала и Мухаммадмирзы, в 1153/174041 году по хиджре, Надиршах с многочисленными войсками прибыл в Казикумух. Чулак Сурхай и его жена, не сумев противостоять Надир шаху, сдались ему. Дети же Чулак Сурхая—Мухаммад и Муртузали, которым их честь и достоинство не позволили согласиться с капитуляцией, убежали тогда в Хунзах к Мухаммаднуцалу и Мухаммадмирзе—хунзахским ханам, просить у них помощи. Названные ханы, оказав детям Сурхая— Мухаммаду и Муртузали большое уважение, сказали затем...

УММАХАН СЫН МУХАММАДНУЦАЛА


Уммахан—сын Мухаммаднуцала родился в 1175/176162 году по хиджре от жены по имени Баху, дочери Ханмухаммада Кайтагского.

Мухаммаднуцал—отец Уммахана, был, как сказано выше, предательски убит в Шемахе, в шатре Фатаалихана Дербентского. Уммахан, которому во время убийства отца было лет двенадцать—тринадцать, в том же 1188/177475 году приступил к управлению своим наследственным ханством, хотя и был тогда еще несовершеннолетним.

У этого Уммахана было три жены и двое дочерей. Сына у него вроде бы не было.

Имена его жен и дочерей таковы:

Имя первой жены Уммахана—Китлиляй. Это была двоюродная сестра Уммахана, дочь Мухаммадмирзы, его дяди. От Китлилай детей у Уммахана не было.

Имя второй жены—Хыстаман. Была она из Кайтага, из рода уцмиев. От этой Хыстаман у Уммахана родилась дочь Баху, которую он затем отдал за вышеупомянутого Султанахмада Дженгутаевского—сына своей сестры.

Имя третьей жены Уммахана — Дариджа. Это была принявшая ислам грузинка, которую грузинский царь (хан) Ираклий (Гьерекли) прислал в подарок Уммахану со всем имуществом, обязательно даваемым знатной невесте—с тремя кобылами, тремя жеребцами, тремя рабами (лагъ) и одной рабыней (гъарабаш). Дариджа эта была в то время знаменита своей красотой. Проживала она в селении Тлайлух.

Дочь, которую эта Дариджа родила Уммахану, звали Яхсипатимат. Последняя получила такое имя в честь Патимат—жены Мухаммадмирзы, дяди Уммахана, которая была родом из Яхси (т. е. Аксая—Т. А.). После смерти отца и матери сестра—Баху оскорбила эту Яхсипатимат, заявив: «Тот, кто рожден грузинкой—раб». Не получившая и малой части отцовского богатства, Яхсипатимат проживала на «Ханском хуторе», который располагался к западу от хунзахского селения Ках. Эта молодая женщина, не выходившая замуж, умерла от чумы на указанном хуторе в 1229/181314 году по хиджре. Могила Яхсипатимат находится на краю большой, проходящей по кахским полям дороги, по которой люди ходят из Хунзаха на равнину.

Визирем Уммахана был Алискандар Гоцатлинский—сын Алихана, сына Мухаммада. Этого Алискандара люди называли Старшим Алисканди.

Письмоводителем Уммахана был Дибиркади Хунзахский, сын Максудакади. Этого Дибиркади звали еще и Мухаммад [шапи] - мирзой.

Среди народа известны ныне такие слова, приписываемые Уммахану: «Ни у кого из прежних ханов не было такого мудрого визиря и такого просвещенного письмоводителя, какие есть у меня». Столь сильно, оказывается, были известны они своей ученостью!



Возврат к списку

Дата изменения: 08.05.2016 22:50