Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Хаджи-Мурат

Хаджи-Мурат Хунзахский (авар.XIажи Мурад; ок. 1816 — 5 мая 1852) — аварский вождь и военачальник, наиб имама Шамиля, участник Кавказской войны. Уроженец Хунзаха (Дагестан), молочный брат аварских ханов. Персонаж одноимённой повести Льва Толстого.


Происхождение. Детство и юность

Дата его рождения неизвестна, но по сопоставлению многих событий и фактов, в том числе, что он был младше аварского Абу-Султан-Нуцал-Хана и чуть старше его брата Умма-хана, возраст которых при близительно известен, можно сделать вывод, что родился Хаджи Мурат между 1816 и 1818 годами. Скорее всего, эта дата ближе к первой, поскольку его сын Гулла в воспоминаниях о событиях 1834 года говорит, что отец к тому времени был уже женат, т.е. можно предположить - ему приблизительно было 18 лет. Известно, что его дед Асланбек или Османил Гаджияв, отец Гитино-Магомед, брат Осман, сестра, двоюродные и троюродные братья, его род «тавулал» и сегодняшние потомки живут в Хунзахе.

О его детстве и юности мало что известно. Родители его были из простых узденей, мать была кормилицей ханов, а сам Хаджи-Мурат и его старший брат Осман были близкими сверстниками ханских сыновей, это, бесспорно, сыграло немаловажную роль в формировании его взглядов и характера. С детства он не любил людей самовлюбленных, хвастливых и сам в последующем не любил говорить о своих подвигах. В этом плане показательно предание, что однажды Хаджи-Мурат вместе с ханскими детьми и сверстниками ходили в местечко Игилраал охотиться на куропаток. Какой-то всадник, увидев их, пустил коня вскачь, хотя до этого ехал спокойно. Хаджи-Мурат, оставив на утесах своих товарищей, побежал вниз на дорогу, выскочив перед всадником, за узду остановил коня и повелел ему слезть. Затем, молча, не оглядываясь, за уздечку повел коня, а всадник за ним шел пешком на, некотором расстоянии, Хаджи-Мурат вернул ему коня, сказал, что удальство свое не следует ставить напоказ и ушел, оставив ошарашенного "джигита", всего обвешанного оружием. Хотя по рассказу знатока хунзахской старины М.-С. Д. Саидова, служившая ханам хунзахская фамилия Тавулал, к которой принадлежал Хаджи-мурат, происходила из сел. Мехельта - первоначального местопребывания князей Турловых, являвшихся ветвью рода хунзахских ханов.

Хаджи-Мурат в малолетстве изучал: Коран, Мухтасар и Тасриф. Читать и писать он мог только на одном аварском языке, т.е. «Ажам», других языков не знал. Работал в своем хозяйстве исполняя все крестьянские работы, и тем прокармливался. С молодых лет любил лошадь и оружие, ездил верхом в полном вооружении.

Детство его совпало с начальным этапом Кавказской войны против Ермолова под руководством дагестанских владетелей, а юность с зарождающейся борьбой имамов против русского проникновения в Северо-восточной Кавказ. В этих условиях Аварское ханство, оказавшись между двумя огнями, вело политику сохранения своего независимого положения и от одной и с другой стороны, т.е. политику "вооруженного нейтралитета”, если употребить современные термины. Они взрослели очень рано, не по годам, как все дети войны, к тому же оказались в близком окружении высших политических кругов аварского ханства, где шли ожив ленные дискуссии о выборе путей разрешения этих жизненных проблем. Ему было около 11 лет, когда Аварское ханство приняло российское подданство и чуть больше, когда Гази-Магомед с мюридами обложили Хунзах. В этой войне он потерял отца, и вряд ли это вызвало в нем симпатии к мюридам. Зато такая жизнь научила Хаджи Мурата отстаивать свои позиции, постоять за себя и соратников. Бесстрашие перед любыми трудностями, удальство и находчивость, умение быстро принимать решения в самых сложных и безвыходных ситуациях становились характерными его чертами.

Говорят, на вопрос: «когда ты понял, что не боишься?», уже будучи взрослым, Хаджи Мурат ответил: «Когда глухой ночью дед послал меня за конем в Бакда (место выпаса) и босый наступил на что-то мягкое и пушистое. Я мигом опустил руку и взял это в руки. Оказалось, заяц, которого я держал за уши. Это был мой первый смелый поступок». Характер его поступков, его поведение в той или иной ситуации того периода нужно видеть в позиции хунзахского общества, той общественной психологии столицы Аварского ханства, оказавшейся объектом политической борьбы русского военного командования и дагестанских имамов. Для успеха обеих сторон, горная Авария, оставшаяся островком недосягаемости, приобретала особое значение.


Убийство Гамзат-бека

Известность его начинается с 1834 года, когда он принял участие в заговоре своего брата Османа против Гамзат-бека Аварского (второй имам Дагестана и Чечни) и играл затем видную роль посредника между русскими войсками и аварским народом.

На Российской службе

Отомстив за смерть аварских ханов, Хаджи-Мурат участвует в военных действиях на стороне России против имама Шамиля — преемника Гамзата. За совершенные подвиги русские производят Хаджи-Мурата в офицеры. Но в результате интриг недоброжелателей его оговаривают перед Ахмед-Ханом — союзником России и правителем Дженгутая, под командованием которого Хаджи-Мурат находился.

В 1840 году Хаджи-Мурат был обвинён в тайных отношениях с Шамилем и по приказанию генерала Клюгенау арестован и отправлен в Темир-Хан-Шуру, но по пути бежал, совершив смелый прыжок со скалы по краю которой пролегала тропинка, утащив за собой двоих конвоиров на которых он приземлился при падении сломав только одну ногу.

На стороне Шамиля

С этого времени началась его служба имаму Шамилю, назначившему его наибом всех аварских селений. В течение 10 лет Хаджи-Мурат был правой рукой имама. В эти годы он организовал немало ошеломляющих набегов, сделавших его имя легендарным. Туда, где мог объявиться «призрачный», как его называли, Хаджи-Мурат, русское командование направляло лучшие отряды из элитных воинских частей. Свои набеги Хаджи-Мурат проводил не только ради добычи, но и, как карательные акции, ради мести. При этом часть добычи неизменно выделялась сиротам и вдовам. Хаджи-Мурат был самым выдающимся из всех горских воинов. Его храбростью восхищались как в Дагестане, так и в Чечне. А слава его подвигов облетела весь Кавказ и Россию.

Изоляция и гибель Хаджи-Мурата

В 1851 году Хаджи-Мурат ушел от имама Шамиля в Батлаич. Причиной этому послужила ссора и взятие затем в плен его жены и детей. Многие историки считают, что Хаджи-Мурат даже выступал против Шамиля. Между тем царское правительство предполагало воспользоваться популярностью Хаджи-Мурата среди горцев для привлечения их на свою сторону. Видя подозрительное отношение русских к себе, Хаджи-Мурат сделал попытку уйти в горы и погиб в стычке с превосходящими силами казаков и горской милиции в районе с. Онджалы (Кахский район Азербайджана). Хаджи-Мурат вместе с 4-мя своими сподвижниками (3 аварцев и 1 чеченец) сражались с 300 противниками, окопавшись в небольшой яме. После того как на его глазах погибли двое его соратников, а сам получил 12 пулевых ранений, он кинулся с кинжалом в руках на идущих на него казаков. Казаки открыли по нему шквальный огонь. Бой был неравный, но жестокий. Знаменитый храбрец Кавказа погиб, обняв дерево, а вокруг него остались лежать 17 убитых его врагов. Могила Хаджи-Мурата стала зияратом — почитаемым местом.


«…Хаджи Мурад был одним из гениальнейших, конечно, в своем роде, самородков. Сказать, что это был храбрец и удалец из самых храбрейших и удалых горцев, — значит ещё ничего не сказать для его характеристики: бесстрашие Хаджи Мурада было поразительно даже на Кавказе… Он был необыкновенный вождь кавалерии, находчивый, предупредительный, решительный в атаке, неуловимый в отступлении… Бывали моменты, когда этот витязь держал как на сковороде столь умных полководцев, какими были князь Аргутинский-Долгоруков и князь М. С. Воронцов… Перенеси этого гениального дикаря, каков он был — в армию французов, либо ещё лучше — в армию Мольтке, в какую хотите европейскую армию, всюду Хаджи Мурад явился бы лихим и лучшим командиром кавалерии».

                                                                                                                                                — Из записок А. Зиссермана. 1881 год.


Он был жестоко убит. Голова Хаджи-Мурата в момент его смерти была отсечена неизвестным человеком.Русские отобрали голову и переслали в Петербург, где череп хранился в Военно-медицинской академии. Затем в 1959 году он был передан в коллекцию черепов Музея антропологии и этнографии (бывшую Кунсткамеру). В 1994 году находился там. По подтвержденным данным череп был передан в музей Истории Религии Санкт-Петербурга в 2009-м году.