Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Генерал Максуд Алиханов

Генерал Максуд Алиханов (0 1652 - 0 1717) - Аварский был одним из просвещенных людей своего времени, талантливым писателем, живописцем, дипломатом, выдающимся военачальником. Сохранив в себе прирожденные свойства горца - бесстрашие, удаль, ловкость, выносливость, непоколебимую энергию, железную волю и поразительное хладнокровие, он честно и полезно служил России.


 Вот что говорится о нем в Большой Энциклопедии:

«Алиханов Максут, офицер русской службы, отличившийся храбростью и искусством в Хивинской войне 1873 г., Турецкой 1877-1878 гг., но особенно в туркменских походах, где благодаря его такту мерво-текинцы не только добровольно подчинились России, но и выставили в 1885г. храбрую милицию, много содействовавшую поражению афганцев при Кушке. Алиханов издал книгу «Мервский оазаис». И это только скупые энциклопедические строки биографии удивительной жизни дагестанского горца.

Будущий военачальник родился в 1847 г., в Хунзахе. Отцом его был Алихан, один из сподвижников имама Шами¬ля. В начале 40-х гг. XIX в. из-за сплетен и доносов возникла угроза его жизни. В 1843 г. Алихан был вынужден бежать к русским. Здесь «он начал службу в Аварской милиции, за боевое отличие произведен в прапорщики милиции 12 февраля 1846 г. и получал, на основании Высочайшего повеления объявленного в отзыве военного министра 21 ноября 1847 г. жалованье по 224 руб. 25 коп.

С этих пор он все чины получил за военное отличие до чина войскового старшины со старшинством с 28 марта 1854 г. За военное же отличие он получил ряд орденов в том числе в 1849 г. золотую саблю с надписью «за храбрость». Будучи помощником командира полка, Гусейнов до назначения князя Багратиона часто командовал полком, но, конечно, лишь номинально, т.к. все управление в действительности лежало на штабных офицерах. Пользуясь полным доверием князя Аргутинского, Гусейнов рекомендовал ему офицеров и урядников при формировании полка… Вполне неграмотный, он, однако, сознавал пользу образования: его 9-летний сын Максуд был в ноябре 1853 г. определен в Тифлисскую гимназию». Выйдя в отставку с золотым именным оружием в чине генерал-майора, он по¬селился у себя на родине в Аварии.


Семья Алихана после его перехода к русским осталась в горах. Позже, после переговоров с царским командованием, Шамиль обменял ее на пленных мюридов. До 8 лет Максуд находился в отряде при отце, затем был послан в Тифлис, в дворянскую гимназию. Обладая блестящими способностями, Максуд успешно окончил курс учебы. Но молодого горца, родившегося под свист пуль, не влекла мирная гражданская жизнь, а манило военное дело. Он мечтал поступить в одно из военных училищ Петербурга.


По прибытии в столицу юный Алиханов сдал экзамен в Константиновское военное училище, был принят прихо¬дящим, а позже - за успехи в учебе - принят на казенный счет. Это дало ему возможность окончить курс по 1-му разряду и выйти в Сумский гусарский полк, квартировав¬шийся в Москве.


Пребывание в Москве (6 лет службы) оказало большое влияние на Алиханова. Он познакомился с некоторыми выдающимися русскими деятелями, представителями московского купечества, стал заниматься литературой, живописью.


В 1871 г., уже штабс-ротмистром, Алиханов был переведен в Дагестан адъютантом к начальнику области, где вскоре принял участие в подавлении восстания в Ункратлинском обществе. В 1873 г. участвовал в Хивинском походе в составе Мангышлакского отряда, был ранен, а в следующем году - в Узбойской экспедиции. Возвращаясь в 1875 г. из Узбоя проездом через Баку, он имел стычку со старшим по чину офицером, вызвал его на дуэль и застре¬лил обидчика. В результате чего был разжалован в солдаты и зачислен в Переяславский драгунский полк.
Три года солдатской жизни, участие в Турецкой кампании, неоднократные отличия в боях дали Алиханову чин унтер-офицера со знаком отличия военного ордена 4-й степени.


В 1879 г. Алиханов - участник Ахалтекинской экспедиции, которая окончилась для русской армии неудачно. За храбрость произведен в подпоручики и два года провел на Кавказе, откуда вернулся на службу в закаспийские сте¬пи, по которым ему пришлось в течение 1883-1884 гг. совершить ряд походов.


Здесь Алиханов познакомился с жизнью Мервского оазиса, завел куначество со многими старейшинами. В то же время занимался писательской деятельностью, сотрудничая в «Московских ведомостях», «Русском Вестнике» и других журналах. Благодаря многочисленным знакомствам с мервцами, знанию местных языков, особенностей жизни и связям с московским купечеством Алиханов-Аварский разработал план мирного присоединения к России Мервского оазиса.


Он уговорил московскую фирму Коншина снарядить караван с товаром в Мерв для продажи, который и был отправлен морем в Красноводск, а оттуда в Ашхабад под начальством господина Косых. Далее, по разработанному плану Алиханова, караван двинулся из Ашхабада в Мерв под управлением «купца» Косых в сопровождении переводчика «Максудки». Пока шла распродажа товара, Алиханов в роли переводчика с большой осторожностью искусно провел работу среди авторитетных местных жителей.

В результате этого, когда караван вернулся в Ашхабад, с ним отправилась депутация мервских старшин, и по¬четных граждан... присягать Белому Царю.

За присоединение Мерва Н.П. Коншин получил дворянское достоинство, г-н Косых - медаль за усердие, а Алиханову были возвращены майорский чин, ордена, и он был произведен в подполковники с назначением первым мервским уездным начальником, в должности которого оставался до 1890 г., пока не вернулся на Кавказ.
Мирное присоединение Мерва является большой заслугой Алиханова-Аварского перед Россией, сумевшего силой убеждения, тактом побудить воинственное, свободолюбивое племя по собственному желанию присоединиться к России.


Следует отметить, что во время губернаторства Алиханова в Мервском уезде не только не было ни разу какой-либо попытки к восстанию, но мервцы создали милицию, которая успешно приняла участие в битве при Кушке против афганских войск.


С началом русско-японской войны генерал Алиханов-Авар¬ский был предложен для командования формировавшейся кавказской кавалерийской бригадой из кавказских горцев. На эту должность его рекомендовал главнокомандующий на Кавказе князь Голицын, но по непонятным причинам место занял другой. Дважды ездил Алиханов в С.- Петербург хлопотать по поводу своего назначения, но безрезультатно. Уже потом генералу объяснили, что берегли его жизнь для экспедиции в Индию, которая предполагалась после окончания японской войны.

Во время революционных событий 1905 г. Алиханов был дважды направлен в Гурию и Эриванскую губернию для подавления беспорядков. Когда вооруженный революционный отряд, захватив железную дорогу и Тифлис, чуть не низложил наместника на Кавказе, генерал Алиханов был назначен временным тифлисским генерал-губернатором. Порядок был восстановлен.

Далее Алиханов со своим подразделением был послан для «покорения» Кутаисской губернии, которая почти отделилась от России и управлялась различными революционными организациями. В 2-3 месяца губерния «успокоилась». Такого поворота дел революционеры простить генералу Алиханову не могли. В грузинском обществе имя «лезгина» Алиханова» произносилось с невероятной злобой, а некоторые представители Грузинской интеллигенции оглашали все административные учреждения Тифлиса стенаниями об ужасной судьбе «несчастной Гурии, отданной на растерзание зверю Алиханову...»


Ни для кого не было секретом, что на Алиханова-Аварского готовится покушение. В Кутаиси после деловых встреч, когда Алиханов выходил из дома и садился в экипаж, ему посоветовали пустить впереди себя пустой фаэтон с казачьим конвоем для имитации своего отъезда. На это, отвергнув трусливое предложение, Алиханов заметил: «Удивляюсь, господа да, как у вас повернулся язык дать такой совет.

Еще никогда генерал Алиханов не посылал других умирать вместо себя, и никогда никто не мог сказать, что генерал Алиханов чего-нибудь боялся», - и с этими словами тронулся в путь на вокзал, откуда поездом должен был вернуться в Тифлис. По дороге была сделана засада, в фаэтон полетело несколько бомб, в результате чего несколько конвойных было убито, а Алиханов оказался тяжело раненым осколками бомбы. После перевязки раненого генерала посадили в поезд и отправили в Тифлис. Рана оказалась тяжелой, и ему пришлось поехать за границу для лечения. Могучий организм выстоял, и Алиханов, вернувшись на Кавказ, принял командование 2-й Кавказской казачьей дивизией, расквартированной в Закавказье.


Многие отговаривали генерала от поездки на Кавказ ввиду того, что покушение могло повториться, однако Алиханов был тверд в своем решении. Момент расправы был выбран тогда, когда генерал со своим сыном и генеральшей Глебовой с дочерью возвращался поздно ночью домой с полкового праздника в Александрополе. Террористы забросали экипаж бомбами, Алиханов и Глебова погибли, а молодые люди были тяжело ранены.
Выходя целым и невредимым из многих боев, походов, опасных стычек, Алиханов-Аварский погиб от бомбы бандитов. Вот что писали об этом генерале после трагической гибели его друзья и однополчане:

«Этот родившийся в глухом уголке Дагестана лезгин силой своей воли сделался просвещенным гражданином, талантливым писателем, живописцем и выдающимся образованным военачальником, сохраняя прирожденные ему свойства горца-бесстрашие, удаль, ловкость, выносливость, непоколебимую энергию, железную волю и поразительное хладнокровие.


В груди его билось честное, верное сердце, и Россия в нем потеряла верного и полезного слугу, который бы служил ей полезно еще много-много лет верой и правдой... Оставаясь добрым мусульманином, горячо любившим свой хмурый Дагестан с его дикой народной поэзией и полной геройских подвигов историей, свой родной язык, Алиханов в то же время стал горячим русским патриотом, превосходно усвоил себе русский язык, которым владел лучше иных природных русских, и русскую цивилизацию и свой жизнен¬ный путь совершил, ознаменовав его многими полезными для своего нового отечества делами».


Тело Алиханова-Аварского, в соответствии с завещанием покойного, его вдова перевезла в Хунзах. 4-ая сотня Дагестанского конного полка встречала прах генерала в Темир-Хан-Шуре, а затем, 19 июля провожала его до городской черты при перевозе его праха на родину. С большими почестями, траурными венками от высшего офицерского состава и солдат герой был погребен в специально сооруженном мраморном мавзолее.

Мавзолей представлял собой красивую миниатюрную постройку, отделанную мрамором, специально привезенным для этого случая из Индии, с изящными чугунными решетками и декоративными элементами. При советской власти мавзолей был разрушен, могила осквернена, как всегда, забыли, что человек остается в благодарной памяти людей своими доблестными, добрыми поступками, а не благодаря красиво убранной могиле.


Сохранились некоторые сведения о семье генерала. М.Алиханов-Аварский был женат на сестре своего однополчанина. Она была дочерью азербайджанского владетельного князя. Зари-Бека Алиханова неоднократно бывала в Хунзахе. Судьба ее также была трагична: после революции ее арестовали, сослали на Соловки, где она и погибла. О судьбе детей Алиханова достоверной информации нет. Погибли они в годы революционного террора или их сберегла эмиграция, неизвестно.


Из книги: Доного Хаджи Мурад. Победит тот, кто владеет Кавказом. Миниатюры Кавказской войны 1817-1864. М., 2005.